Окружающая среда

Мертвая зона на воде и в лесах. Волжская межрегиональная природоохранная прокуратура вскрыла сотни нарушений экологического законодательства.

Мертвая зона на воде и в лесах. Волжская межрегиональная природоохранная прокуратура вскрыла сотни нарушений экологического законодательства.

17 сентября работники леса отмечают свой профессиональный праздник. Бытует мнение, что людей этих нужно особенно ценить, поскольку в Нижнем Новгороде их мало. «Сотрудников в сфере лесного хозяйства всегда не хватает — на одну дозорную вышку по статистике приходится полтора человека», — говорит нижегородский межрайонный природоохранный прокурор Волжской межрегиональной природоохранной прокуратуры Максим Григорьевич Макашов.

 

В преддверии праздника корреспондент «НР» пообщался с Максимом Григорьевичем и выяснил много интересного не только о лесах, но и о том, сколько в Волге затонувших кораблей, и что такое незаконные рыбачьи поселки.

Свалки не вывозят
Леса Нижнего Новгорода, как оказалось — дело дремучее. Они находятся в ведении Лесопаркового хозяйства, однако несколько лет назад, когда город расширялся, в ведение муниципалитета перешел большой лесной массив, но… городским лесом так и не стал. Слишком уж много с этим мороки: определить границы, внести в кадастр, в генплан, определить обслуживающую организацию… Уход любому лесу нужен, как воздух: кто-то должен бороться с вредителями, заниматься санитарной вырубкой и всем тем, без чего лес превратится в жуткую чащу. Наряду с этой проблемой есть и другая, не менее насущная — низкая гражданская ответственность общества. Наши леса постепенно превращаются в свалку, поскольку нижегородцы не склонны убирать за собой после активного отдыха. Масштабы проблемы становятся действительно грандиозными. Особенно если учесть, что на уборку лесов денег власти муниципалитета не выделяют.
Вспомнить, допустим, Шуваловскую свалку. Два года назад власти Нижнего выделили на ее рекультивацию 10 миллионов рублей, но в скором времени девять из них отозвали обратно — произвели перерасчет средств.
— Сначала хотели ликвидировать ее к 2018 году, но ликвидация эта будет стоить 150 миллионов рублей, еще 10 миллионов потребуется для составления проекта, поэтому никакие сроки сейчас не определены, — говорит Максим Макашов. — К тому же сейчас перед нами стоит задача превращать мусор в сырье: пластик, стекло, металл, бумагу. Пока что мы научились извлекать процентов 15 сырья — это очень мало. В Европе после подобной переработки остается всего лишь 5–10 % отходов.
Еще более грандиозная проблема — состояние Волги. Некоторые специалисты уже называют реку водоемом стоячего типа — она обмелела, в ней сильно сократилась фауна.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Прокурор Максим Григорьевич Макашов

— В следующем году стартует федеральная программа по возрождению Волги, стоимость которой составит 250 миллиардов рублей, — рассказывает Макашов. — В связи с этим от нас требуется решение двух первостепенных задач: пресечь сброс жидких отходов и поднять со дна реки затонувшие плавательные средства.

«Ждановский» сливает отходы
По словам прокурора, обнаружить трубу с незаконным сливом жидких бытовых отходов очень непросто.
— Помнится, как-то раз обнаружили такую трубу случайно, — вспоминает Максим Макашов. – Поступила очень необычная заявка на то, что в районе поселка Ждановский резко понизился уровень реки Рахмы. Удивительное дело, выехали на проверку. Оказалось, что сотрудники агрокомбината «Ждановский» выкопали неподалеку от водоема глубокие траншеи, якобы чтобы понизить уровень грунтовых вод. А река взяла и завернула в одну из траншей, как по устью. И шел от воды запах такой, что мы поняли: где-то здесь ведется сброс отходов.
Другой подобный случай произошел совсем недавно в селе Запрудное Кстовского района. После жалобы местных жителей сотрудники прокуратуры выехали в рейд и обнаружили интересную картину: подход к водоочистительным сооружениям настолько порос бурьяном, что подходить к ним пришлось, пробивая себе дорогу лопатой. Лопату, кстати, взяли в совхозе. Именно совхозу частично принадлежал объект, а частично — кстовскому водоканалу. В ходе инспекции выяснилось, что водоочистительные сооружения сломались и больше не насыщают воду кислородом. Потому вода и зацвела.
— Эта ситуация показательная, — поясняет прокурор, — поскольку подобное происходит у нас повсеместно. За исключением, разве что, «Нижегородского водоканала», остальные областные водоканалы с задачами не справляются. Сломано оборудование, не ведется должный контроль. Плюс во многих селах у нас до сих пор нет централизованной системы водоснабжения, а значит, нет и канализации.

«Убили» реку Рязанку
Грязным пятном Нижегородской области является Богородск. В этом городе издревле ведут свою деятельность четыре кожевенных предприятия. Некогда кожа обрабатывалась биологическими средствами, сегодня технологии шагнули вперед, и предприятия начали использовать химию. Сброс отходов с производств ведется в канализацию, где борьбу с вредными веществами вели бактерии. Сегодня бактерий не осталось — их убили фтор, хлор и фенол. Неочищенные промышленные отходы превратили местную реку Рязанку в мертвую зону, где концентрация вредных веществ превышает предельно допустимую норму в тысячу раз!
— Местные жители стонут, но очистка очень дорогостоящая, необходимо поднимать слой ила со дна, — говорит Максим Григорьевич. — Планируется провести ее до 2019 года. Заводы должны самостоятельно позаботиться об очистительных сооружениях — в противном случае они станут непосредственным загрязнителем окружающей среды, а это карается законом.

 

 

 

 

 

 

Суть проблемы кроется в отсутствии станций аэрации. В Нижнем Новгороде она всего одна — в конце Гребного канала, а в районах их нет вообще.
— Будем обязывать в скором времени районные муниципалитеты заняться проблемой слива жидких отходов, — заверяет прокурор. — На некоторые вещи в плане очистки даже не требуются денежные затраты. Сам я из Волгограда, там произошел взрыв газа в канализации. Отчего? Потому что жидкие отходы не были разбавлены водой до безопасной концентрации. Скопился газ, и произошел взрыв. Мы должны учиться на чужих ошибках, а не ждать, пока подобное повторится у нас.

На дне Гребного
Помимо сброса жидких отходов Волга страдает еще и от затонувших плавательных средств. Их на нижегородском участке реки 53! Наибольший вред экологии наносит дебаркадер на Гребном канале — металл окисляется, вредные вещества поступают в воду. Сейчас дело по дебаркадеру находится на стадии принудительного исполнения.
— Уже подняли плавающий асфальтовый завод со дна Волги – пришлось действовать в сжатые сроки, поскольку он мешал строительству стадиона к чемпионату мира по футболу, — отмечает Максим Макашов. — Собирали экстренное совещание, искали финансирование в размере полутора миллионов рублей. В итоге разрезали завод по кусочкам и постепенно вынимали из воды. С трудом, но успели закончить к сроку, и график строительства стадиона не был сдвинут.
В ближайшей перспективе — поднятие судов в Воротынском районе, в Лысково и на Ветлуге. После выполнения этих работ можно будет думать и о зарыблении.

600 браконьеров
Кстати, о рыбе. Одним из основных объектов деятельности природоохранной прокуратуры в последнее время стали так называемые рыбачьи поселки.
— Согласно законодательству, 20 метров прибрежной полосы должны быть свободны — никаких построек там возводить нельзя, — поясняет Максим Григорьевич. — Повсеместно недалеко в области на берегу Волги можно встретить фургончики, кое-как сколоченные жилища и прочие сооружения, самовольно возведенные.
Здесь люди рыбачат, употребляют алкоголь и придаются прочим радостям жизни. Вся сложность с задержанием хозяев построек в том, что у них нет документов.
— Сидит мужик на крылечке, мы его спрашиваем: твой дом? Он качает головой: просто так, мол, здесь сижу, — рассказывает Макашов.
Самовольно возведенные объекты в рыбачьих поселках уже стали предметом купли-продажи. Буквально в прошлый вторник обнаружили такое поселение в Балахне.
Всего сотрудниками природоохранной прокуратуры было обнаружено 600 подобных объектов!
Пройдет еще немало лет, прежде чем Волга станет прежней, но самое главное — положительная динамика. Максим Макашов считает экологическую ситуацию в Нижнем Новгороде позитивной.
— Все познается в сравнении, даже в плане парков, по сравнению с тем же Волгоградом, наш город — просто цветущий сад! Работа сегодня ведется нами по всем направлениям.

ЯНА ЛЯМИНА

Фото: ЕЛЕНА ВАЛОВА, «НР»

Адрес: 603001, г. Нижний Новгород,
ул. Кожевенная, дом 12, этаж 2.
Телефоны: (831)217 88 81 (приёмная/факс)